Игнатьев Владимир Леонтьевич

Начав активно заниматься краеведением и совмещая его с творчеством, мы пытались интуитивно нащупывать свой путь, дать определение тому – почему мы считаем важным изучать историю своей малой родины и делиться этой историей с другими? Вероятнее всего потому, что систематизированное изучение родной истории – это один из действенных способов вылечиться от эгоизма, подлечить свою короткую память, расширить свой мир за границы привычного бытового круга, и даже стать добрее и научиться сопереживать. И научиться безвозмездно делиться тем, что для тебя представляет не проходящую ценность.

Эта страница посвящена человеку, которого мы можем назвать нашим хорошим другом, старшим товарищем и наставником. И который, безусловно, обладает всеми качествами, отмеченными выше.

Официальное его представление такое:

-основатель и директор Ишимбайского историко-краеведческого музея

-основатель и директор музея кадетского корпуса

-учитель истории и обществоведения школы-интерната № 1 (с 1973 по 2003 гг.)

-автор книги «Ишимбай: век XX» и множества других изданий

-Заслуженный учитель Республики Башкортостан

-Отличник народного просвещения РСФСР

-Почётный краевед Республики Башкортостан

-Почетный гражданин муниципального района Ишимбайский район и г. Ишимбай

-«Человек года-2014» в Республике Башкортостан.

… и это ещё не все официальные звания, данные ему по заслугам!

Однако за званиями легко не разглядеть саму персону. А мимо биографии такого человека, не узнав её, нельзя проходить, потому, как он делал и продолжает безвозмездно делать очень много того, что оздоравливает нашу больную историческую память и помогает самоидентифицироваться.

По семейному преданию Игнатьевых, корни их рода следует искать в среде поморов – жителей русского севера, заселявших преимущественно побережье Белого моря. Предки Владимира Леонтьевича родом с территории, принадлежащей ныне Архангельской области.

Самые ранние предки рода Игнатьевых шли с Архангельских земель. Вероятно, ещё во времена, когда будущий великий учёный, Михаил Васильевич Ломоносов отправился из Архангелогородской губернии в Москву (а это 1730-е годы),  они переехали с севера  в Пензенскую губернию. Видимо, именно поморы и основали деревни Котиха, Столяриха и находящуюся рядом с ними деревню Топориха, относящиеся к Чембарскому уезду Пензенской губернии, ведь названия деревень идентичны фамилиям их жителей. В деревне Котиха жили предки Владимира Леонтьевича по линии отца, и фамилия их была Коткины, а в Столярихе жили предки по линии матери, и фамилия их была, соответственно, Столяровы. Народ этот так и назывался — «поморы».

Поиск информации по открытым источникам в интернете показал следующее. Котиха — это бывшая русская деревня. Основана помещиком. Входила в состав Чембарского уезда. В 1969 году вошла в состав села Митрофаново, став его южной окраиной. Село Митрофаново относится ныне к Башмаковскому району Пензенской области. Здесь протекает река Поим.

Котиха (Катиха) (как и Митрофаниха, Топориха, Агапиха, Поганка/Шереметьево, Белозерка, Самодуровка), в свою очередь, основана около 1730-х годов выходцами из пензенского села Поим.

История села Поим следующая. В 1706 году одна из дочерей Александра Львовича Нарышкина — Аграфена (приходившаяся двоюродной сестрой Петру Первому) вышла замуж за князя Алексея Михайловича Черкасского (1680-1742). В качестве приданого князь Черкасский получил земли, на которых он и основал сельцо, ставшее впоследствии селом Поим / Никольское. Когда через несколько лет скончалась Аграфена Александровна, князь женился на Марие Юрьевне Трубецкой, дочери сенатора Ю.Ю. Трубецкого и сестре фельдмаршала Н. Ю. Трубецкого. У Алексея Михайловича и Марии Юрьевны в 1711 году родилась дочь Варвара Алексеевна, которая унаследовала село Поим от своих родителей. Варвара Алексеевна вышла замуж за графа Шереметьева Петра Борисовича.

С 1762 года село Поим / Никольское, уже являлось вотчиной генерал-аншефа и обер-камергера сенатора графа Петра Борисовича Шереметьева (1713-1788).

Старожилы села рассказывали, что якобы в 1660 году графу Шереметьеву были проиграны в карты крестьяне села Сонина Покровского уезда Вологодской губернии. Эти крепостные крестьяне были направлены графом Шереметьевым в земли, пожалованные ему царем. Однако, судя по всему, дата ошибочна, и речь должна идти не о 1660 годе, а о 1760-х годах. Да и земля эта досталась графу, как мы видим, не от царя, а от своей жены, Варвары Алексеевны (урождённая Черкасская).

Также возникла сложность с идентификацией села Сонина. Ни такого села, ни даже Покровского уезда в информации о вологодских землях пока найти не удаётся.

Примерно через четверть века после отмены крепостного права, несколько семей переехали из Пензенской губернии в Башкирию, где сначала жили в деревне Помряскино, что недалеко от Стерлитамака. Ориентировочно в 1886 году, у башкир деревень Алакаево, Юлдашево и Нурдавлетово «пензенские переселенцы» выкупили земли, и место это стало называться деревней Столяровка Аллагуватской волости Стерлитамакского уезда Уфимского наместничества. Ныне территория деревни располагается за стекольным заводом южнее города Салавата.  Покупка земли состоялась благодаря взятой в Стерлитамакском земельном банке ссуде. В образованной в Башкирии деревне Столяровке, первыми её жителями были Игнатьевы, Козловы, Панковы, Приваловы, Семёновы, Столяровы, Шиловы.

В книге Валентины Столяровой «Родной земли живительная сила» (ИПК «Газпромпечать», 2013 г., стр. 128) говорится, что Фёдор Столяров выкупил 220 га земли в районе реки Барча.

Владимир Леонтьевич вспоминает:

«Моя мама рассказала однажды, что первыми основали деревню шесть человек Столяровых. Среди них: Степан Иванович, Архип Степанович, Фёдор Степанович, и Тимофей Степанович со своей женой Груней (мои дедушка и бабушка по линии матери). 

По рассказам моего отца, первой из Игнатьевых / Коткиных приехала в Столяровку вдова Дарья. Муж Дарьи, Иван умер в городе Пензе. Дарья приехала с детьми: Лаврентием, Петром, Филиппом и Иваном. Лаврентий – это мой прадед по линии отца. Он приехал уже женатым на Домне Дмитриевне. У них были дети: Ефим, Иван, Лаврентий, Миланья, Сергей. Сергей Лаврентьевич и есть мой родной дедушка. Он женился на Дарье Марковне Семеновой, родившейся еще в Помряскино  1 апреля 1885 г.

Рассказывают интересный случай. Когда телега с Семеновыми ехала из Помряскино в Столяровку в 1886 году, то моя бабушка (тогда моей бабушке Дарье было всего несколько месяцев от роду) выкатилась по пути из телеги. Когда хватились, поехали искать. Нашли!

Сергей Лаврентьевич и Дарья Марковна родили и воспитали шестерых детей: Ольгу (1908 г.р.), Леонтия (1910 г.р.), Зинаиду, Евдокию, Ивана (1927 г.р.) и Лаврентия. Леонтий Сергеевич – это мой отец. Он женился на Федосье Тимофеевне Столяровой, а это уже моя мама. Родили и воспитали четверых детей: Василия, Владимира, Марию и Виктора«.

Следующим поколением идёт Владимир Леонтьевич Игнатьев, у которого, в свою очередь, есть сын Александр и внук Дмитрий.

Предки родов Игнатьевых и Столяровых были староверами, а один из дедов Владимира Леонтьевича даже был церковным служителем старообрядческой церкви. Именно за религиозные убеждения и религиозную деятельность местными властями было принято решение устроить ему наказание, заковав в кандалы. Раньше ведь многие башкиры имели свои кузницы, но башкиры из окрестных деревень отказались заковывать деда — старообрядца. В то время башкиры с русскими жили без конфликта, в дружбе.  И поэтому, властям пришлось привезти кузнеца из Стерлитамака. Заковали деда и отправили на каторгу. Там он и умер, возле озера Байкал. А звали того деда Кеселёв Алексей.

Один представитель рода Игнатьевых был воспитателем у цесаревича Алексея, сына последнего русского императора Николая Второго. Вот жаль только, что имени его не сохранилось…

Ещё один дед Владимира Леонтьевича — Сергей Лаврентьевич, являлся участником Первой мировой войны.

С началом гражданской войны часть семьи, придерживающаяся традиционного уклада сохранила за собой фамилию Коткины, а те, кто принял сторону красных, взяли себе фамилию Игнатьевы.

Так, прослеживая историю рода Игнатьевых, мы постепенно подошли к нашему главному герою.

Игнатьев Владимир Леонтьевич родился 11 августа 1938 года в уральском городе Ревда, входящем в состав Свердловской области. Как мы уже отмечали выше, его родителями были: Игнатьев Леонтий Сергеевич (1910 г.р., который в военных документах назван Леонидом) и его супруга — Игнатьева (Столяровой) Федосия Тимофеевна (1907 г.р.). Помимо Владимира, в семье были ещё дети: Василий, Мария, Виктор, Зинаида. Родители Владимира Леонтьевича были колхозниками.

В 1930-м году в Башкирии открылись нефтяные промыслы, и Леонтия Сергеевича в 1931-м году отправили в посёлок Туймазы, насчитывающий в конце 30-х населения порядка девяти тысяч человек. Ныне, Туймазы – это город, центр Туймазинского района РБ с населением порядка шестидесяти восьми тысяч человек.

В 1937-м году семья перебралась из Башкирии в Ревду. Семья оставалась в Ревде, а Леонтий Сергеевич уезжал в Туймазы на работу на несколько месяцев.

В 1942 году Леонтий Сергеевич ушёл добровольцем на Великую Отечественную войну. Призвался он через Ревдинский ГВК. Службу проходил в 28 гвардейском воздушно-десантном полку 9 гвардейской Полтавской воздушно-десантной дивизии,  5 гвардейской Армии 2 Украинского фронта. Имел награды: два ордена «Красной Звезды» и орден «Отечественной войны I степени» (смотреть здесь).

Владимир Леонтьевич вспоминает: «Время было тяжёлое, и мать с тремя детьми поехала к себе на родину, в деревню Столяровку возле города Салавата, место расположения которой за стекольным заводом г. Салавата. Отец с фронта вернулся раненым к нам в Столяровку.

Устроился работать водителем, но у него было серьёзное ранение, в черепе находились осколки, и ему сделали операцию по трепанации черепа. Врачи посоветовали ему перебраться в тёплые края, чтобы хотя бы продлить жизнь лет на пять. Ему и в госпитале также говорили: жить в тёплых местах. Вот мы всей семьёй переехали в те годы в Казахстан, к своим родственникам. Поехали мы на пески Кара-Кум.  Помню, двери открывались во внутрь. Утром проснёмся, двери открываем, а там занесено доверху песком! Песок жгучий, все больные ревматизмом закапывались, кругом лежали. С детских лет в памяти сохранилось. Оттуда мы перебрались на Толгары, это рядом с городом Алматы. Потом в Казылырак , в село Абакумовка. Все эти населённые пункты можно найти на карте. Абакумовка сейчас переименована в Джансугуров, и находится на границе с Китаем.

Так в Казахстане жили и работали. Отец по натуре был горячим, деловым. И произошло у него трение с властями — его должны были назначить в колхозе бригадиром, а выбрали другого. Вот он и собрался уехать, вернуться в Башкирию. Когда мы уезжали, то по нам стреляли — это я тоже хорошо помню! Им не выгодно было, чтобы люди уезжали оттуда. А стрелял из сам винтовки председатель колхоза.

В 1952 году мы поехали в Ишимбай. Изменения были за короткое время колоссальные: в Казахстан мы уезжали в телячьих вагонах, а назад возвращались уже в новых роскошных пассажирских вагонах. Жизнь менялась к лучшему.

Приехали мы на «собачий посёлок» — это место так называли потому, там собак было много. Это возле Ишимбая, за мостом, где «Левый берег».  Раньше стояли бараки в которых жили заключённые, вот туда мы и приехали. Зина наша умерла ещё в Казахстане.

Мой отец поступил на работу столяром в СМУ-2 (строительно-монтажное управление).

Я тогда учился в пятом классе, а когда мы переехали, то пошёл в школу № 2, напротив НГДУ (НГДУ «Ишимбайнефть»). Сейчас этой школы нет, разломали. Со второй школы перешёл в школу № 4, на левом берегу, и закончил там семь классов. После седьмого класса сразу начал работать. Со временем поступил учиться ФЗО № 17 г. Салават. В ФЗО учили на строителей, и по получению диплома пришёл на стройку.

Вначале работал в ДОК (дерево-отделочном комбинате) г. Салавата, а затем перешёл в г. Ишимбай на стройку. В 1958 году поступил учиться в вечернюю школу, так как чувствовал, что надо продолжать учиться.  В вечерней школе встретил Зою (Зулейху Мухаметовну), с ней мы сидели за одной партой. Закончили учиться в 1961 году.

Во время учёбы и по выпуску работал на стройке плотником. На работе меня избрали комсомольским секретарём. Как общественный деятель, получил квартиру, правда с Зоей у нас свадьба была в 1962 году (сейчас у нас совместной жизни 55 лет). Тогда, в 1961 году она уехала в Белорецк учиться на педагога. Мне постоянно давали от армии отсрочку, так как у меня были больные родители. В начале 1963 года международное положение было тяжёлое, и меня призвали в армию. Тогда мне было уже двадцать пять лет. Жена моя, Зоя осталась одна, родственников у неё не было, так как родители её умерли в её десятилетнем возрасте. Перед армией я успел похлопотать, чтобы её перевели в Салаватское педучилище, как раз только что образованное, где директором был мой знакомый, Хафизов. Пришлось, конечно, по телефону пошуметь с директором прежнего училища моей супруги – в Белорецке. По окончании училища она работала педагогом в школе.

Служил я в армии три года (тогда все так служили), служить было интересно, мне нравилось, офицеры попадались моложе меня.  Нас много таких было в возрасте двадцати четырёх лет. Служил я вначале в 96-м мотострелковом полку, в Казани, при кремле. Затем нас несколько человек отправили на полгода учиться на сержантов в Школу молодых командиров в г. Бузулук Оренбургской области. По окончании Школы направили в пехотные части. Был в званиях младшего сержанта, сержанта, старшего сержанта. Так и остался в звании старшего сержанта, хотя военкомат направлял учиться на офицера. Во время службы два раза направляли для поступления на учёбу за хорошую службу. В это время я даже домой заезжал. А когда в 1965-м году родился мой сын Александр, я демобилизовался домой. 

После службы в армии решил всё же учиться дальше, поехал заново поступать на исторический факультет МГУ, но не удачно. Затем меня товарищи уговорили поступить в БГУ, мол, какая разница, где отучишься.  В Башкирский Государственный Университет тоже с первой попытки не смог поступить, и всё же в 1967 поступил и учился там шесть лет.

После учёбы продолжал работать на стройке, как-то и не думал о карьере, я же учился для своего интереса. Тут вызывает меня секретарь горкома (я же был член партии, ещё в армии приняли). Забирают меня с работы, в рабочей робе, с ящиком инструментов.  Вхожу я в кабинет, ставлю ящик у входа. Секретарь смотрит на меня, и спрашивает, «У тебя Володя есть диплом?». «Да, — говорю – есть». Диплом был при мне, достаю, показываю. «Что же ты Володя с дипломом, и ходишь с топором?». Звонит в Гороно, спрашивает, есть ли вакансия? Ему отвечают, что есть. Он говорит мне: «Давай отнеси инструменты на работу, увольняйся, и поступай на работу в первый интернат, а если не пойдёшь, то получишь партийное взыскание». С того времени, и по сей день, вот уже сорок четыре года работаю там. 

В коллективе меня приняли как родного, я же со школы всегда в комсомольском активе участвовал. Конечно, иногда высовывался, многое не нравилось, но мне говорит, как-то Вахитов Фуат Х.: «Ты недавно работаешь, а они пожилые, не любят, чтобы их учили!». Со временем отношение наладилось и грамоты начали давать, затем «Отличника» дали, затем присвоили «Заслуженный учитель Республики Башкортостан».

С 1973 по 2003 годы я учитель истории и обществоведения школы-интерната № 1. Работая преподавателем, чувствовал что-то не то, тяжело преподавать, когда у детей нет интереса к истории, надо их увлечь, увлечь историческим фактом.

Я вспомнил просьбу отца разыскать его боевых друзей. Позвал я тогда его в школу, и отец рассказал детям о своих друзьях. Дети подхватили идею, мол, давайте будем разыскивать эту дивизию! Фотография у нас была только одна, отца. Потом мы выбрали правильный метод розыска: через военкоматы, через почтовые отделения, через карты всех областей, районов. Моментально собрали данные за короткое время. В течение года нас собралось по Советскому Союзу человек двести. Они начали шуметь, жаловаться в горком, почему не организуют отряд. В начале, мы были группой поиска.

И вот однажды ребята поехали на встречу с Советским комитетом ветеранов Великой Отечественной войны. Председателем комитета была  Попова Надежда Васильевна, а ответственным секретарём Алексей Маресьев, на то время был он уже генералом, он герой войны, большая личность! При встрече он и спрашивает у детей, мол, какую песню поёте при сборах, поездках. А мы уже наверно раз пятьдесят выезжали: на самолётах, на пароходах, и поездами, на машинах, и всегда пели песню «Надежда». И вот дети в один голос запели «Надежду». «Так назовите свой отряд «Надеждой»!». С того времени и закрепилось это название отряда. Был при встрече председатель совета ветеранов второй мировой войны Конбатов, а Маресьев был ответственный секретарь.

Фактически, эта поисковая работа продолжается и поныне, сейчас её ведёт Юнир Юсупович Гарифуллин. Организовали музей. В книге «Мы этой памяти верны» рассказывается об этой работе. Книга выйдет в конце 2017 года, хотели в августе, но не получилось по финансам. Книга написана несколько лет назад, сейчас только дополняю. Для выпуска книги нужен миллион, а где я его соберу? Обращался к министру обороны Шойгу С.К., он знакомый человек, был у нас. Скорее моё обращение до него не дошло. Затем обращался в министерство Культуры, потом обратился к Бабич Михаилу Викторовичу, он был у нас в музее, восторгался музеем школы. Я ему показал рукопись книги, он сказал, всё финансируем, уехал и забыл про финансирование. К кому только не обращался.

Потом обратился к Ан Ен Док, руководителю содовой компании, генеральному директору, он выделил 350 тысяч рублей и эти деньги мне здорово помогли! Выпускники помогали сбором, собрали 200 тысяч, свои вложил, и того уже у меня 800 тысяч. Для печати книги «20 век Ишимбая» тоже нужно было миллион, но там мне легче было собрать — вносил рассказы организаций, они и спонсировали, а тут, получается, ишимбайцев не затрагиваем, кроме интерната № 1 (сейчас он в кадетский корпус переименован). 

В книге есть вступление, написанное от имени генерала. Он так ждал выпуска книги, и не дождался, умер. Сейчас пишем вступление Ан Ен Дока, он фотографию свою не хочет вставлять, а слова прислал, хорошие. И Гильманов Фарит Фаррахович, он глава администрации г. Салавата, наш выпускник. Вот эти три человека. Ещё есть Зюганов, но с ним не движутся дела, отвечает, но ничего конкретно не пишет, скорее без него. Человек занятой, можем понять. Обращались письмами к президенту РФ Путину и президенту РБ Хамитову. Хамитов ответил, что они этим не занимаются, средств нет. Книга наша охватывает преподавателей, жизнь выпускников.

Что касается городского музея, то я начал в 1989 году, я в то время работал зав. кафедрой вечернего университета Марксизма и Ленинизма. С Воронцовым (директором) поговорили, я говорю: «Надо бы музей создать, город то заслуженный!». Написали заметку в газету. Потом ещё несколько раз писали. Писали Уткин Ю.В., Елёпин В.В., и так 8 лет, как рыба об лёд бились, и всё же открылись, и вот уже двадцать лет как открыт музей. Музей живёт, сейчас выпустили журнал «Альманах». Конечно, хотелось бы видеть более качественный журнал…».

У Владимира Леонтьевича и Зулейхи Мухаметовны есть сын Александр и внук Дмитрий.

Ныне же, Почётный гражданин Ишимбая Владимир Леонтьевич Игнатьев, со своей супругой проживает в скромной двухкомнатной квартире. В городе, для которого так много им сделано…

Когда упорно и целенаправленно над чем-то работаешь и искренне, всей своей душой стремишься к достижению желаемого, то положительный результат должен быть! И вот, 3 мая 2018 года состоялась презентация книги Владимира Леонтьевича «Мы этой памяти верны», с чем мы его с радостью поздравляем!

А 11 августа 2018 года Владимир Игнатьевич отметил свой 80-летний юбилей в кругу своих друзей и единомышленников! Подробнее здесь.