Село Петровское. Начало

Село Петровское. Начало.

Как мы отметили в предыдущей главе, общепринято считать основателем села Петровское помещика Киндякова Петра Васильевича. Также принято считать, что Киндяков П.В.  купил эти земли у местного башкирского тархана.

В Российском государстве тарханами называли служилых  татар, мещеряков, башкир, которые не платили ясака и не получали жалование. Звание передавалось по наследству. Звание получалось за особые военные, дипломатические или другие заслуги. Тарханы могли свободно выбирать и владеть общинной землей, а также пользовались другими государственными льготами. Ясаком в Российской Империи назывался налог, который брался, главным образом пушниной, с народов Поволжья, Сибири и Севера.

В период 1750-1780-х годов юрматынцы достаточно активно продают, сдают в аренду и закладывают принадлежащую им землю. На сайте http://ufagen.ru/node/25249 со ссылкой на первоисточник — пятый том научного многотомного издания «Материалы по истории Башкирской АССР» (издание 1960 года) приводится масса исторических документов на эту тему. Например, купчая за 19 июля 1780 года от поверенных от мирских людей Телтим-Юрматынской волости вотчинников башкирцев деревень Ишеевой и Акчекузовой Кучкильды Смаилова с товарищами отставному секунд-майору Сергею Яковлевичу Левашову на земли по pекам Белой и Куганаке. Или, например, запись об отдаче в оброчное владение от 21 декабря 1783 года от поверенных от мирских людей Телтим-Юрматынской волости вотченников башкирцев сотника Ишимбетя Мавлютова с товарищами дьячку Степану Матвееву и новокрещенам Стерлитамацкой округи Ивану Егорову с товарищами вотчинной земли по pекам Асов у и Куганаке на тридцать лет.

И аналогичных сделок в указанный период было проведено множество! Отдавались в «оброчное владение» (то есть в аренду) как земли «под пахоту», так и места под ловлю рыбы и под постройку мельниц и плотин. Земли продавались и отдавались в аренду и под постройку заводов, в том числе и таким известным заводчикам, как И.Б. Твердышеву и И.С. Мясникову.

Возвращаемся к Петровскому. Согласно рукописи 1967 года, изначально этот населённый пункт стал зваться деревней Киндяково. Практика наименования населённого пункта фамилией или именем своего основателя или первого владельца была широко распространённой в те времена.

Там, где сейчас находится улица Почтовая, силами крепостных крестьян были возведены хоромы для барина.

В 1826 году в деревне Киндяково, после нескольких лет строительства открылась церковь, которую посвящают святым апостолам Петру и Павлу. Церковь была большой и массивной, с метровыми каменными стенами. Рядом с церковью поставили церковную сторожку.

По утверждению рукописи 1967 года именно с этого времени (1826 год) деревня Киндяково становится селом Петровское. Однако, читая вступительную часть ревизской сказки села от 1795 года, мы видим следующий фрагмент текста:

«1795 году июня дня … наместничества Стерлитамацкой округи сельца Петровскага, Киндяково тожъ господина колежскаго асессора Василья Афонасьевича Кинъдякова …».

Что нам даёт выше приведённый фрагмент текста из официального документа? А даёт он нам два крайне важных для истории Петровского момента: во-первых, как оказывается, уже в 1795 году деревня называлась, как «сельцом Петровским», так и «Киндяково», а во-вторых, первым указанным здесь помещиком является не Пётр Васильевич Киндяков, а его отец — Василий Афанасьевич Киндяков!

Мы с Вами вплотную подошли к вопросу возникновения у Киндяковых прав на ту землю, на которой впоследствии образовалось село Петровское. На сайте http://ufagen.ru/node/29817 со ссылкой на уже упомянутый нами пятый том издания «Материалы по истории Башкирской АССР» приведён текст купчей на землю (названной «землёй в пределах Нагайской дороги»), в которой продавцом земли является полковник И.А. Кошелев, а покупателем коллежский асессор Киндяков В.А.:

«Лета 1791-го ноября в 28 день. Полковник Иван Афонасьев сын Кошелев, в роде своем не последней, Уфимскаго наместничества в палате гражданского суда от крепостных дел дал сию купчую коллежскому ассесору Василью Афонасьеву сыну Киндякову в том, что продал я, Кошелев, ему, Киндякову, в вечное и потомственное владение покупную мною в 1776 году февраля 6 числа Стерлитамацкаго уездного казначейства у букгалтера Парьмена Васильева сына Мурзина землю, состоящую Уфимскаго наместничества, Стерлитамацкой округи по Нагайской дороге при деревне Танатаровой (что ныне Мракова) и по следующим межам и урочищам, значющимся в полюбовном разделе, зделанном мною с родственниками ево, Мурзина, в 1787 году сентября 10 числа прежде бывшей Ютской, а ныне Телтим-Юрматынской волости, команды старшины Юмагузи Каипова башкирцами Мавлюкеем Мухамметевым с товарыщи, а именно: начиная с устья речки Бакайшиды вверх по правой, а по течению по левой стороне до вершины ея, а оттоль по дороге, называемой Старой башкирской кошевой дороге, прошедши дубровой, а в праве лесом строенным и дровяным, и по той же дороге степью до лесу, и лесом до вершины речки Большой Бердышлы и по оной вниз по течению ея с правой стороны лесом, лугами и степью до устья ключа Альховки, которой впадает в вышеозначенную ж речку Большую Бердышлы, и тем ключем вверх по течению левой стороны до вершины онаго, а с вершины поворотить влево прямо на сырт и по хрепту онаго на поставленную грань — столб и яму, а от того столба 1) лево степью и чрез дуброву до вершины речки Кияука, а с вершины оной лесом до вершины речки, называемой Ерыклой, а со оной вершины до речки Юрыклы-Катай и по оной вниз по течению правой стороны до поставленной грани, а от той грани чрез степь на речку Тамерлы вниз по оной до поставленной грани, а со оной до устья речки Малой Шиды, а со оного на первоначальную грань. Зделанными ж бортьми в лесах пользоватца ево, Мурзина, родственникам, упомянутым выше сего башкирцам, а вновь им не разделывать. Которая земля за мною в 1788 году майя 25 числа справлена и отказана. А взял я, Кошелев, с него, Киндякова, за тое землю с угодьи денег 7500 руб. Напредь же сей купчей оная моя земля никому не продана, не заложена и ни в какие крепости и зделки не укреплена. А естли кто почему ни есть станет вступатца, то мне, Кошелеву, и наследникам моим ево, Киндякова, жену, детей и наследников ево от тех вступщиков очищать и ни до какого убытку не довесть. А буде неочищением моим и наследников моих та земля отойдет, то должен я, Кошелев, и наследники мои те взятые деньги с убытки заплатить ему, Киндякову, и наследникам ево все сполна безотговорочно. И сия купчая ему, Киндякову, впредь в купчую…».

Об этом же событии и со ссылкой на вышеуказанное научное издание рассказывается, в книге «Ишимбай век 20». Вот один из отрывков этой книги:

«6 февраля 1786 года казначей Стерлитамакского уездного казначейства Пармен Васильевич Мурзин, являвшийся одним из вотчинников юрматынского рода, продал землю генерал-провиантмейстру Ивану Афанасьевичу Кошелеву «…в вечное и потомственное владение из жалованной в прежние годы предкам моим и по другим ими владениям вотчинной земли с угодьи, состоящие ныне Стерлитамакской округи по Ногайской дороге в Юрматынской волости при деревни Танатаровой, что ныне Мракова, в урочищей по рекам Белой и Зигане,  и по протчим рекам и речкам, и истокам, и озёрам, доставщуюся мне после дедов родного Сибяка и двоюродного Касая и по решению Уфимской  нижней расправы, что следует мне на мою часть получить из владения от родственников моих Нияза Сюерымбетова и Мавлюкея Мухаметева и с прочими …. родственниками ж, землю с лесы, с сенными покосами, с рыбными и звериными ловлями и со всеми принадлежащими угодьи все без остатку, что на мою часть следует. А взял я, Мурзин, у него, генерал-провиантмейстера лейтенанта Кошелева, за ту проданную мою часть и со всеми принадлежащими к тому угодьи денег 800 рублей».

Однако вышеозначенный И.А. Кошелев 28 ноября 1791 года продал купленную им у П.В. Мурзина землю коллежскому асессору Вассилию Афанасьевичу Киндякову…» (указ. Материалы. Т.5. С.323).

На этой земле и образовалось село Петровское».

В ревизской сказке от 1811 года, село, по своей принадлежности, именуется уже «вотчиной господина генерал майора и кавалера Петра Васильевича Киндякова». И даже в следующей ревизии от 1816 года, населённый пункт именуется не иначе, как «сельцо Петровское».

К началу 1800-х годов Киндяково / Петровское входило в состав Стерлитамакского уезда Оренбургской губернии. Позже, с 1865 года, село, вместе со своим Стерлитамакским уездом войдёт в состав вновь образованной Уфимской губернии.

Положение крестьян села Петровское, как и жизнь всей остальной «крестьянской России» регламентировалась государственными актами, которые из века в век всё больше  закрепощали крестьян. Нелишне, здесь будет отметить некоторые важные этапы этого закрепощения.

В 1497 году был издан «Судебник», который позволял крестьянам переходить от одного помещика к другому только в течение недели до и после Юрьева дня. Притом крестьянин, чтобы осуществить такой переход, должен был выплатить определённую сумму. В 1581 году был принят «Указ о заповедных летах», который, практически отменял положение о Юрьевом дне. В 1597 году издаётся Указ о сыске беглых крестьян, ушедших от помещика не позднее, чем за пять лет до издания этого указа. Эти пять лет получили название «урочные лета». В 1607 году «урочные лета» были увеличены с пяти до пятнадцати лет. Крестьяне всё крепче и крепче стали, в законодательном порядке «привязываться» к помещикам. К концу XVII века помещики могли уже достаточно свободно своих крестьян дарить, закладывать и продавать, не смотря на то, что Соборным Уложением 1649 года это было запрещено. В 1720 году Пётр I своим Указом ввёл право помещикам распоряжаться своими крестьянами, например, менять их или продавать в рекруты.

Слово «село», согласно правилам русского языка,  относится к среднему роду. В соответствии с этим, и официальное, название села относится к среднему роду – «Петровское». Однако, в написании и тем более, в речи, наименование села встречается в разных формах. Встречаются варианты с изменением рода со среднего на мужской и женский и разные варианты склонений. Обнаруженные нами в военных документах варианты названия села, мы приводим в главе 22, посвящённой участникам Великой Отечественной Войны. Эти варианты написания названия села могут помочь тем, кто, например, разыскивает информацию об участниках войны.

Относительно склонения топонима (географического названия), заканчивающегося на -е, действуют следующие правила русского языка. Когда употребляется связка «село + его название», то склонение названия населённого пункта не происходит. Примеры: «в селе Петровское», «из села Петровское», «по селу Петровское», «селом Петровское». И склонение происходит в случае, когда наименование употребляется без родового слова «село»: «в Петровском», «по Петровскому», «за Петровским», «у Петровского» и т. д.

Склонение наименования населённого пункта уже в связке «город + его наименование», происходит всегда. Примеры: «город Ишимбай», «по городу Ишимбаю», «над городом Ишимбаем» и т. д. Естественно, что склонение наименования города производится и без присутствия родового слова «город»: «Ишимбаем», «Ишимбая».

Однако, необходимо принять во внимание и то, что параллельно классическим правилам русского языка, существует традиция из областей военного дела и картографии, в которых, при любых условиях, склонение названия населённого пункта не происходит. Вызвано это необходимостью всегда и максимально точно передавать название любого населённого пункта, исключая, тем самым двоякие трактовки и путаницу.

После владения, в течение нескольких лет, селом Петровское Киндяковым Петром Васильевичем, помещицей в нём становится его дочь.