Расширение империи (Урал, Сибирь, Башкирия, Кавказ)

Миграция присутствовала и во времена удельных княжеств и конечно же позже. С XVI в. начинается активное исследование, а за ним и заселение Урала и Сибири. Заселялась Вятская земля. В 1733 г. принимается Указ о проведении тракта от Москвы до Иркутска. Это ускорило заселение новых территорий, сотни деревень родились на ранее необжитых местах. Со второй половины XVI в. народ активно переселялся из центральных  районов в южнорусскую лесостепь, бассейн нижнего Дона и Приазовье осваивало казачье население. Во второй половине XVI в. в Среднем Поволжье русское земледельческое население концентрировалось в районах, возведённых на волжском правобережье городов. В XVIII веке народ двигался прежде всего на юг —  Южный Урал, Нижнее Поволжье, Причерноморье (Новороссия), Приазовье, Ставрополье, Крым, Северный Кавказ, а затем и Кубань.

Урал

Начало освоения Урала связывают с солепромышленниками Строгановыми, ведущими добычу соли в Предуралье. Именно Строгановы наняли и снабдили Ермака с его дружиной для похода в Сибирь через Урал, который в 1582 г. взял столицу сибирского ханства — Кашлык. Со второй половины XVII в. на Урал, вследствие церковной реформы активно стекаются строверы. Сюда же, в конце XVII в. император Пётр Первый ссылает бунтовщиков. В конце XVII — начале XVIII вв. создаются Невьянский, Каменский, Уктусский и Алапаевский железоделательные заводы. В 1702 г. Пётр даровал Верхотурский и Невьянский заводы тульскому оружейному мастеру Никите Демидову, дело которого подхватили его потомки. Именно благодаря железоделательным (металлургическим) заводам и стал осваиваться и развиваться Урал.

Из ныне известных городов Урала первыми были: Верхотурье (1598 г.), Ирбит (1631 г.), Кунгур (1663 г.), Камышлов (1668 г.), Арамиль (1675 г.), Каменск-Уральский (1682 г.), Невьянск (1701 г.), Алапаевск (1702 г.), Полевской (1718 г.), Нижний Тагил (1722 г.), Екатеринбург (1723 г.), Пермь (1723 г.), Ревда (1734 г.), Кушва (1735 г.), Оренбург (1735 г.), Челябинск (1736 г.), Златоуст (1754 г.).

Сибирь

Заселение Сибири (варианты: присоединение, покорение, освоение) — процесс, начало которого принято связывать со второй половиной XVI в., когда казачий атаман Ермак Тимофеевич предпринял поход против Сибирского ханства. Казаки, как авангард освоения, преимущественно по рекам, продвигались вглубь Сибири, выстраивая в ключевых местах укреплённые остроги (крепости), в которых закреплялся гарнизон солдат. Вслед за войсками шли поселенцы, администраторы, духовенство, промысловики и купцы. Местное население (сибирские народы) при этом облагалось налогом. Самообеспечение Сибири хлебом стало возможно с 1680-х гг.

И по мере продвижения в Сибирь, и во время закрепления на новой территории, русские первооткрыватели попадали в вооруженные стычки с народами Сибири. Вот лишь ряд примеров. 1580-е — война отрядов Ермака с Сибирским ханством; 1598 — Ирменское сражение, окончательное завоевание Сибирского ханства; 1634 г. — якуты разбили казачий отряд Ивана Галкина на Лене и осадили Якутск; 1652 г. — бой за Ачанский острог (первое столкновение военных отрядов России и Цинского Китая в борьбе за Приамурье); 1673 г. — кыргызский отряд князя Шанды Сенчикеева сжёг Ачинский острог; 1685 г. — битва за Албазин (между Русским царством и Цинским Китаем); 1686-1687 гг. — вторая битва за Албазин; 1688 г. — осада Селенгинского острога (этап борьбы между Российским государством и Монгольским каганатом за господство над Забайкальем); 1703-1715 гг. восстание на Камчатке против русских; 1747 — чукчи уничтожили отряд анадырского коменданта.

Острог — это изначально оборонительный частокол, выстроенный из заострённых сверху брёвен, а позже — укреплённое деревянное сооружение (включая крытые помещения), выстраиваемое в качестве опорного пункта на удалённых территориях государства. Острог с населяющим его гарнизоном казаков / солдат выполнял оборонительные, дозорные, наблюдательные функции. Позже, остроги стали использоваться и в качестве тюрьмы для заключенных.

В числе сиюирских русских городов — первенцев (которые хорошо известны и поныне), в Сибири возникли: Тюмень (1586 г.), Тобольск (1587 г.), Сургут (1594 г.), Томск (1604 г.), Якутск (1632 г.), Чита (1653 г.), Иркутск (1661 г.), Петропавловск-Камчатский (1740 г.), Благовещенск (1856 г.), Хабаровск (1858 г.), Владивосток (1860 г.), Анадырь (1889 г.), Новосибирск (1893 г.).

Челдонами (чалдонами) называли самых первых русских поселенцев Сибири (по некоторым версиям аж с XIV в.!) и их потомков. В противопоставление этим коренным русским сибирякам, более поздние приходящие в Сибирь  (XIX-XX вв.) назывались уже «самоходы». Самоходы попадали в Сибирь путём побега от помещиков, ссылки и переселения вследствие «столыпинской крестьянской» реформы.

Кавказ

Начало движения России в сторону Кавказа относится к раннему периоду истории Русского государства, ко времени царствования Святослава, то есть к концу X века. Начало сношений России с Кавказом относится к концу XV столетия. В 1492 г. царь Кахетии Александр обратился к великому князю Иоанну III, прося его покровительства; и с тем же, в 1586 г., обращается к царю Федору Иоанновичу кахутинский царь Александр II. В 1604 г. карталинский царь Георгий объявил себя данником Бориса Годунова, а затем признали власть русского царя владетели Кахетии, Имеретии, Мингрелии и Гурии. Впервые активное действие со стороны России по отношению к Кавказу проявилось при Петре I. Грузия опять в 1761 г. взывает о помощи к России. Новое появление русских войск в Закавказье относится к 1770 г., к периоду первой турецкой войны. Грузинский царь Ираклий II, теснимый со всех сторон и сознавая безнадежность своего государства, решается в 1783 г. прибегнуть совершенно под власть и покровительство могущественной России. Императрица посылает вторично войска в Грузию. По просьбе последнего грузинского царя Георгия XII император Павел в 1800 г. решается, наконец принять в подданство Грузию, и уже в следующем году Грузия, по смерти Георгия XII, присоединяется к России навсегда. Недовольная этим Персия объявила нам войну, кончившуюся в 1813 г. заключением Гюлистанского трактата, по которому присоединены к России западные прикаспийские владения Персии. Вскоре после Грузии присоединены к России Мингрелия, Имеретия и Гурия. В 1826 г. началась война с Персией, а затем и с Турцией за Кавказ. В XIX в. русские войска активно воевали с горными народами Кавказа и к 1864 г. боевые действия были закончены.

«Дикое поле» — обширное пространство безлюдных / малонаселённых земель, располагавшееся в районе нынешних Восточной Украины, Белгородской, Курской, Воронежской, Саратовской, Волгоградской, Ростовской областями. Пригодные для сельского хозяйства, эти земли, однако, постоянно подвергались набегам кочевников: хазары, печенеги, половцы, татары. Часть Дикого поля контролировали казаки. Доставлявшее беспокойство Московской Руси, в XV-XVI вв. поле начинает обзаводиться укреплёнными линиями — засеками с служащими на ней людьми, несущими сторожевую службу. Преобладающий тип здешних поселений — однодворцы, которые, одновременно и воины и земледельцы. Выстраивая засечные линии, государство создавало барьер между степью с населявшими её кочевниками и  оседлым населением.

Термином «засечные линии» принято называть сложившуюся к XVI-XVII вв. систему оборонительных сооружений, прикрывавшую территорию Руси/России от монголо-татар и крымских войск. Засечная линия складывалась из засек — отдельных укреплённых стволами и ветвями деревьев, частоколами, рвами участков. Частью засечной линии становились и естественные препятствия: реки, озёра, болота, леса. Вдоль линии ставились крепости и башни, выставлялись служилые люди. Вдоль засечной линии государство раздавало землю, чтобы «привязать» людей к земле и службе на границе. К XVIII в. засечная линия вследствие изменения границ империи и прочих обстоятельств утратила своё практическое и тактическое значение и к нашему времени о её существовании напоминают лишь малоразличимые элементы.

Начало заселения Южного Урала русскими

Краткий очерк истории Челябинской области, [Челябинск],

Южно-Уральское кн. изд. 1965. С. 23-29

До второй половины XVI в. русского населения на Южном Урале не было. Русские люди появились здесь с завоеванием Казанского ханства.

Завоевание Казанского ханства имело большое значение как для народов Поволжья, так и для башкир, начавших борьбу за освобождение от власти Ногайской орды и Сибирского ханства.

Сразу же после разгрома Казанского ханства, в 1552 году было отправлено в Москву посольство с предложением подданства от башкир минских аймаков. Вслед за минцами зимой 1556-1557 года в Москву с просьбой о присоединении отправились еще два посольства от башкирских племен. Оба посольства добрались до Москвы на лыжах.

После 1557 г. лишь небольшая восточная и северовосточная части Башкирии оставались подвластными Сибирскому ханству. Они подчинились Москве в конце XVI—начале XVII вв., после падения Сибирского ханства (1598 г.).

Добровольное присоединение к Русскому государству было глубоко прогрессивным событием в истории Башкирии. Оно положило конец жестокому господству ногайских, казанских и сибирских ханов. Башкирия, включившись в состав сильного Русского государства, получила защиту от нападения соседних кочевых племен. Разъединенные башкирские племена начали сближаться, составляя башкирскую народность. Окрепли и торговые связи башкир. Они продавали народам Поволжья и русским купцам скот, кожи, меха пушных зверей, мед, воск, хмель.

Тесное общение с поволжскими племенами и народами и, главным образом, с более развитым и передовым в культурном отношении русским народом было весьма плодотворным для башкир. Русские крестьяне принесли с собой сравнительно высокую земледельческую культуру и оказали положительное влияние на хозяйственное и культурное развитие башкирского народа. Почти не знавшая в прошлом земледелия значительная часть башкирского населения в течение XVII—XVIII вв. переходит к оседлости и земледельческому хозяйству.

Политика царского правительства по отношению к башкирам была осторожой. Рассчитывая на их поддержку в продвижении в Сибирь и Среднюю Азию, оно начинает привлекать местную знать на службу русскому царю. Башкирским племенам выдаются различные жалованные грамоты на вечное владение землями, знатные башкиры получают земельные угодья и освобождаются от уплаты ясака (Материалы по истории Башкирской АССР. Ч. 1. М.—Л., 1936, стр. 11).

В административном отношении вся Башкирия в XVI в. составляла Уфимский уезд. Башкирия делилась на четыре дороги. Западная часть Башкирии называлась Казанской дорогой, центр и южная часть — Ногайской, Восточная — Сибирской. Четвертая дорога — Осинская— тянулась узкой полосой к северу от Уфы. Каждая дорога делилась на несколько административных волостей, образованных на основе племенных или родовых организаций .

Для закрепления своей власти в крае царское правительство строило города-крепости: Бирск и Мензелинск в 584, Самара в 1586 году. Особенно большое значение имело строительство в 1586 году г. Уфы —в центре Башкирии. Строить Уфу помогали башкиры, так как крепость нужна была и для защиты от казахов и других кочевников. Только ногайский князь Урус в 1586 году в официальном письме спрашивал царя: «…Для чего, государь, на Самаре и Волошке города поставил?» Он требовал их уничтожения (Очерки по истории Башкирской АССР, Уфа, 1958, стр.: 83.). В первой половине XVII в. был поставлен ряд новых крепостей по реке Черемшане (в Тиинске, Билярске, Шемшинске и других местах), образовавший так называемую старую «Закамскую черту». Отсюда и началось заселение Башкирии русским населением.

Заселение в основном происходило «снизу». Сюда прибывали из центра России беглые крепостные крестьяне, спасавшиеся от преследований раскольники, а позднее — государственные крестьяне, которым правительство отводило в надел свободные земли в Башкирии, известные под названием «диких полей».

Заселение Башкирии шло также и «сверху», по распоряжению царского правительства. С постройкой военных крепостей в крае образовалось русское военно-служилое сословие — воеводы, чиновники, стрельцы. За свою службу они стали получать в надел башкирские земли и селить на них крестьян (особенно много вблизи г. Уфы). Русские помещики также стали приобретать башкирские земли и переселять на них своих крестьян из центральных губерний. В числе колонизаторов были, как и всюду, русские монастыри, появившиеся здесь довольно рано, но потом большей частью разоренные башкирами.

Помимо русских в Башкирию направлялись с северо-запада поселенцы из нерусского населения: татары, не желавшие подчиниться русской власти, мещеряки, чуваши, мари, тептяри, мордва и др. Все они арендовали башкирские земли на правах «припущенников». Русское правительство рассматривало их вначале как чуть ли не крепостных башкир. Среди этих новых поселенцев было немало и выходцев из Казахстана, Средней Азии, Узбекистана, Бухары, Хивы, Туркмении — каракалпаков, казахов, туркмен, персов и др. Так шло заселение территории, которая впоследствии составила Уфимский, Бирский и Мензелинский уезды Оренбургской губернии.

Второй поток колонизации захватил территорию по течению реки Яика и тоже происходил во второй половине XVI в. Колонистами были вольные сыны Дона и беглые крестьяне центральных и поволжских уездов, ставшие яицкими казаками. В начале XVII в. они владели почти всем течением реки Яика. В 30-х годах XVII в. яицкие казаки были привлечены на службу Русскому государству, и за это им были даны определенные права и привилегии.

В XVII в., по мере заселения сибирского Зауралья, колонизация стала продвигаться на юг по направлению к нашему Челябинскому краю, известному тогда под названием Исетского. Исетский край изобиловал множеством небольших речек, притоков Миасса и Течи, удобных для селения и богатых рыбой. Известный путешественник и ученый XVIII в. Петр Симон Паллас, живший довольно долго в Исетской провинции, был восхищен обилием ее природы. Богатый чернозем давал возможность заниматься здесь земледелием. Природа края была удобна для садоводства, овцеводства и коневодства. Край изобиловал рыбой и зверем. Коренное население Исетского края составляли главным образом башкиры, затем шли мещеряки, татары, калмыки и другие народы.

Первыми поселенцами из русских здесь были черносошные крестьяне и посадские люди из различных уездов Поморья, дворцовые крестьяне Сарапульского уезда, крестьяне и работники соляных промыслов Строгановской вотчины и выходцы из других мест, искавшие спасения от усиливавшейся феодальной эксплуатации.

Сначала они селятся при устье реки Исети, затем продвигаются вверх по реке и ее большим притокам: Миассу, Барневе и Тече. С 1646 до 1651 года застроился Китайский острог. В 1650 году были построены Исетский и Колчеданский остроги на реке Исети. В строительстве Исетского острога деятельное участие принял конный казак из Верхотурья Давид Андреев, который собиралохотников в различных местах Казанской губернии. В 1660 году построен Мехонский острог, в 1662 —Шадринский, в 1685 — Крутихинский, на правом берегу Исети, ниже притока Крутихи.

Поселенцев было мало, и чтобы выдержать набеги кочевников, некоторые из них отправлялись на Русь, где вербовала крестьян, заманивая их в далекий край обещаниями разных льгот и природными богатствами. На их зов откликнулись крестьяне Украины, Дона и внутренней России. Правительство в это время оказывало помощь, переселенцам наделами земли и выдачей денег.

Заселению Исетского края во многом способствовали рано возникшие монастыри. Древнейшим из них был Успенский Далматов монастырь, построенный в 1644 году на месте Белого городища при слиянии рек Течи и Исети. Основал его Дмитрий Иванович Мокринский, возведенный впоследствии монахами в сан «старца Далмата». Этот монастырь служил верным убежищем для окрестных русских жителей при нападении на них соседних башкир и казахов. Он привлекал многих русских крестьян, которым нелегко жилось в центре России.

Правительство давало монастырям земли с правом поселения на них крестьян, награждало жалованными грамотами, по которым суд над монастырскими крестьянами был представлен игумену с братией, а в случае суда «сместного» (совместного) должен был судить игумен с воеводами и дьяками. Ввиду того, что монастырские суды отличались большей мягкостью по сравнению с судами воевод, крестьяне охотно селились на монастырских землях.

Для защиты и самообороны от врагов Далматовский монастырь был обнесен стеной с бойницами по углам, имел на вооружении даже пушки. Монастырь вскоре превратился в крупное феодальное хозяйство. В середине XVIII в. за ним числилось село и 14 деревень, в которых проживало 2150 душ вместе с монастырскими работниками и слугами. При монастыре была открыта ярмарка, куда в начале декабря стекались с продуктами крестьяне не только ближних, но и дальних деревень Исетского края.

В 7 верстах от Исетского острога находился Рафаилов монастырь, к которому было приписано 5 деревень, имевших 530 крестьян. В 20 верстах от него вверх по Исети располагалась «Коцкого монастыря заимка», а ниже Исетского острога на 18 верст — «Велико-Устюжского Архангельского монастыря заимка». К первой было приписано 3 деревни с 679 душами, а ко второй — 507 душ, поселенных в трех деревнях. За всеми этими монастырями в середине XVIII в. числилось 3866 душ мужского пола (Витевский В.Н. Неплюев И.И. и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 г. Т. III, Казань, 1897, стр. 450—451).

Под прикрытием острогов и монастырей началось заселение края русскими крестьянами. Исетский край привлекал их не только своими земельными богатствами, но и тем, что крестьяне селились здесь на положении свободных. Они должны были нести лишь ряд повинностей в пользу государства, среди которых весьма распространенною была государева десятинная пашня.

От Исети русская колонизация переходит на нижнее течение Синары, Течи и Миасса. Первым русским поселением на этих реках является монастырское Теченское поселье (1667 г.), выдвинутое далеко на запад. Вслед за этим активизируется деятельность крестьянских слободчиков. В 1670 году в нижнем течении Миасса строится Усть-Миасская слобода, затем в 1676 — слободчик Василий Качусов заводит Средне-Миасскую или Окуневскую слободу. В 1682 г. слободчиком Ивашко Синициным была основана Белоярская слобода (Русская Теча). В 1684 г. Василий Соколов у слияния речки Чумляк с Миассом выстроил Верхне-Миасскую, или Чумлякскую слободу, в 1687— слободчик Кирилл Сутурмин завел Новопещанскую слободу (на оз. Песчаном в междуречье Течи и Миасса). Образовавшийся таким образом полукруг русских поселений создал предпосылки для дальнейшего продвижения русского крестьянства на запад, к восточным склонам южноуральских гор. В 1710 году по нижнему течению Миасса насчитывалось уже 632 двора, в которых проживало 3955 человек. Большинство дворов принадлежало государственным крестьянам (524 двора). Но были также дворы крестьян (108), принадлежавших Тобольскому архиерейскому дому.

Все поселения располагались по левому берегу р. Миасс. Объясняется это опасным соседством кочевых племен. Поселенцы использовали реку Миасс, протекавшую с запада на восток, как преграду, защищавшую их от внезапных нападений кочевников с юга.

Как видно из переписных книг Л. М. Поскотина, население, прибывшее в XVII в. в Исетский край, являлось выходцем непосредственно из Верхотурского и Тобольского уездов, с Прикамья, из северно-русских поморских уездов, Верхнего и Среднего Поволжья. Небольшая часть этого населения прибыла также из центральной России. Но в XVII в. крестьянская колонизация Южного Зауралья не развилась еще в достаточной степени. Она сдерживалась опасностью постоянных набегов степных кочевников. Требовалось вмешательство со стороны русского правительства для того, чтобы обезопасить жизнь крестьянских поселенцев и создать благоприятные условия для развития земледелия, промыслов и торговли во всем этом богатейшем крае.

Текст составлен на основе материалов, взятых из открытых интернет – источников.